amikron (amikron) wrote,
amikron
amikron

Categories:

Сколько убивают детей в России и за рубежом?

Не без труда нашел более-менее объективные данные на сайте Демоскоп (обзор Елены Шурыгиной). Российский источник - сборник "Мужчины и женщины России", где указываются масштабы насильственной смерти детей, мистическим образом стал исчезать из сети. На странице Росстата, где жил данный сборник, красуется заглушка. Публикую, что есть, пока не снесли и это.

Цифра для рассчета:


Очень высокая смертность россиян от так называемых «внешних причин смерти» - травм, самоубийств и убийств – одно из главных объяснений чрезвычайно низкой ожидаемой продолжительности жизни в России, ее огромного отставания по этому ключевому показателю состояния общества от большинства развитых стран.

Внешние причины смерти вносят весьма значительный вклад в смертность детей и подростков. Для детей после первого года жизни это вообще основной класс причин смерти. По оценкам самых разных специалистов2, уровень детской смертности от внешних причин в России - один из самых высоких в мире. Соответственно снижение детской и подростковой смертности от этих причин - один из главных резервов снижения всей смертности детей и подростков и значительного повышения ожидаемой продолжительности жизни всего населения страны.

При этом проблеме высокой насильственной смертности у детей и подростков в России уделяется сравнительно мало внимания, возможно, потому, что она теряется на фоне проблем высокой смертности в России вообще. И специалисты, и общественное мнение в первую очередь сосредотачивают внимание на пока еще высокой для развитой страны младенческой смертности (в которой доля смертей от внешних причин относительно невелика) и на смертности мужчин в трудоспособных возрастах, в которых она особенно высока. Масштабы российской детской и подростковой смертности от внешних причин маскируются при сравнении со смертностью в других возрастных группах, но в полной мере становятся видны при международных сравнениях.

Вероятность погибнуть от насильственной смерти зависит и от поведения самого человека, и от поведения окружающих его людей, и от уровня безопасности окружающей человека среды, и от того, как люди относятся друг к другу, и от заложенного в культуре отношения к насилию, к своей и чужой жизни. Значительное снижение детской и подростковой смертности от внешних причин невозможно без общественного запроса на детскую безопасность, но для этого общество должно быть осведомлено о реальном положении дел. Пока, к сожалению, эта осведомленность недостаточна.

Публикуемые Росстатом данные о детской и подростковой смертности отрывочны и неполны. Полнее всего представлена статистика по детям первого года жизни, для которых даются сведения о смертности по причинам (в Демографических ежегодниках, Базе данных Росстата), но и для них статистика смертности от внешних причин дается без деления на конкретные причины – т.е. «несчастные случаи» и «убийства» не разделяются. Статистики по детям постарше и подросткам фактически нет.

В специализированных сборниках («Дети России, 2009» и «Молодежь России, 2010») есть некоторые данные о детской и подростковой насильственной смертности, но представлены они довольно фрагментарно. В сборнике «Дети России» имеются сведения о смертности от всех внешних причин вместе и с выделением отдельных причин (убийства, самоубийства, несчастные случаи), но только для объединенной группы 0-14 лет. Такое объединение размывает картину, поскольку на самом деле тенденции смертности у младенцев и детей постарше существенно различаются. Данных о смертности подростков нет совсем, хотя статистика заболеваемости некоторыми болезнями есть и для группы 15-17 лет. В сборнике «Молодежь России» есть сведения о смертности от внешних причин в возрасте 15-17 лет, но только по некоторым отдельным причинам (транспортные травмы, случайные отравления алкоголем, самоубийства и убийства). В обоих этих сборниках имеющиеся данные публикуются только за три года, что не позволяет в полной мере оценить динамику процессов.

Кроме того, в издающихся один раз в два года сборниках «Женщины и мужчины России» можно найти данные МВД о числе новорожденных, убитых матерями, что позволяет вычислить уровень смертности новорожденных от такого рода убийств.

Полноценных данных о группе 15-17 лет, выделить которую было бы более корректно, поскольку в РФ верхнюю границу подросткового возраста принято определять 17 годами, в опубликованных данных найти не представляется возможным. Поэтому при анализе смертности в группу старших подростков, как правило, включаются молодые люди до 19 лет включительно. Одним из хороших и удобных источников данных о смертности в этом возрасте может послужить издание «Смертность подростков в Российской Федерации»3, в котором даны коэффициенты смертности по смерти для группы 15-19 лет с 1980 по 2008 годы. причинам

Гораздо более полные сведения имеются в международных базах данных, которые содержат полную статистику смертности по возрастам и причинам в разных странах, включая и Россию.

База данных ВОЗ по смертности4 содержит подробную повозрастную статистику смертности по всем причинам с 1980 по 2006 год. К ее недостаткам относится то, что для тех, кто старше 14 лет, объединение дается по 10-летним группам (то есть следующей после группы 10-14 лет идет группа 15-24 года), и это не позволяет выделить подростков.

В детализированной европейской базе данных по смертности5, есть подробные сведения по странам европейского региона с 1990 по 2009 год (по РФ – с 1999 года). Группировка по возрастам позволяет выделить группу старших подростков 14-19 лет. При подготовке этой статьи она была использована в качестве основного источника данных, прежде всего потому, что в ней содержится наиболее подробная и свежая статистика. При необходимости в анализе использовались и сведения их других, упомянутых выше, источников.

Использование подробной европейской базы данных по смертности затруднено тем, что подавляющее большинство стран европейского региона дает сведения в соответствии с более подробной классификацией причин смерти, чем Россия.

Особенность этой классификации – МКБ-10 (ICD-10 - International Statistical Classification of Diseases and Related Health Problems, 10th revision) в том, что в ней очень подробно дается разбивка всех внешних причин смерти. Вплоть до того, что, например, отдельно выделяются падения со стула, с кровати, с лестницы или дерева. Это позволяет очень хорошо видеть «проблемные» зоны. Скажем, участившиеся случаи гибели в результате падения с лестницы, говорят о том, что распространенные конструкции лестниц не достаточно безопасны, и это требует мер по изменению этих конструкций.

Россия использует эту же классификацию с 1998 года, но в европейскую базу данных подает сведения в сокращенном варианте (MTL1 - Mortality tabulation list 1 of the ICD-10), при котором непропорционально много случаев относится к неопределенному и крайне общему пункту «Другие внешние причины».

В результате оказывается, что, например, у российских детей первого года жизни в 2009 году 78% смертей от внешних причин проходили как «Смерти от других внешних причин». Для сравнения – в Германии этот показатель был равен 20%, а в Италии – 0. В других возрастах удельный вес «других» причин ниже, чем у младенцев, но, по сравнению с другими странами, все же крайне высок.

«Другие внешние причины» включают в себя самые разные возможные причины смерти. В первую очередь, это так называемые травмы, нанесенные с невыясненными намерениями, – когда не удалось установить, наступила ли смерть в результате убийства, самоубийства или несчастного случая. Кроме того, в них вошли и такие, например, причины, как «реакция на медицинское вмешательство» и смерть в результате осложнений от травм. Но проблема состоит в том, что нельзя твердо сказать, что «другие» причины не заключают в себе и значительное число несчастных случаев, которые не вписались в имеющуюся квалификацию. По крайней мере, известно, что переход РФ на новую классификацию в 1998 году дал очень резкий прирост смертности от «неопределенных причин» в сочетании с крайне резким же снижением смертности от несчастных случаев (рис. 1). Это позволяет предположить, что большинство смертей, которые раньше фиксировались как наступившие в результате несчастного случая, стали проходить как «другие» причины или «неопределенные» травмы.

Рисунок 1. Число погибших в результате несчастных случаев и неопределенных травм на 100 000 населения соответствующего возраста до и после перехода РФ на новую классификацию причин смерти

Источник: База данных ВОЗ по смертности

Использование краткого варианта классификации всегда вызывает повышение удельного веса «других» причин. И это касается не только России и стран СНГ. В единственной западноевропейской стране, которая предоставляет статистику по форме MTL1 – Швейцарии – удельный вес «других» причин в структуре внешней смертности также очень высок (хотя и намного ниже, чем в России). Поэтому нельзя твердо утверждать, что повышенная доля «других» причин отражает особенности в структуре внешней смертности у детей в РФ, хотя и исключить этого тоже нельзя.

То, что статистика предоставляется в разных формах, затрудняет международные сравнения. С одной стороны, наиболее корректным было бы у всех стран объединить все смерти от всех непреднамеренных травм и от травм, нанесенных с неопределенными намерениями, то есть суммировать все смерти от несчастных случаев и от «других» внешних причин. К сожалению, при этом размывается картина смертности в результате одних только несчастных случаев. Если же сопоставлять между собой только данные по определенно несчастным случаям, без учета «других» причин, то нельзя исключить, что для России они будут сильно занижены. Поэтому в нашем исследовании представлены два варианта данных: только о несчастных случаях, без учета «других» причин и обо всех вообще непреднамеренных травмах и неопределенных причинах.

Наиболее высока смертность от внешних причин у младенцев младше года и подростков 15-19 лет. Дети от года до 14 гибнут значительно реже, и при этом с очень сходными у групп 1-4 года, 5-9 и 10-14 лет показателями (кроме уровня смертности от самоубийств). Поэтому при анализе в основном использовалась группировка по трем возрастным группам: до года; 1-14 и 15-19 лет.


Среди детей наибольший риск быть убитым - у младенцев и подростков

Уровень смертности от убийств у российских детей и подростков можно оценить как хоть и не исключительный, но очень высокий.

Если сравнивать с европейскими странами, то смертность от убийств у детей России крайне высока (рис. 17). Заметно выше она даже по сравнению с такими близкими к России по уровню детской смертности странами как Казахстан, Украина и Белоруссия (в три с половиной раза выше, чем в Белоруссии, почти в два раза выше, чем на Украине и в полтора раза выше, чем в Казахстане).

Рисунок 17. Уровень смертности от убийств в России и странах Европы (число убитых на 100000 населения того же возраста), 2009

Но есть и страны, в том числе развитые, с сопоставимым с Россией уровнем гибели детей до 15 лет от убийств, хотя таких стран и немного.

В 2005-2004 годах по уровню убийств детей первого года жизни Россия находилась на втором месте среди шести стран с высоким уровнем смертности от убийств, немного опережая Колумбию и заметно отставая от США (рис. 18). По уровню убийств детей от года до 14 лет она занимала место после Колумбии, Бразилии, Венесуэлы и Гватемалы и перед США.

Рисунок 18. Смертность детей в результате убийств в странах с наиболее высоким уровнем смертности от убийств (число убитых на 100000 населения того же возраста)

Источник: База данных по смертности ВОЗ.

Оценивая младенческую смертность от убийств в России, следует отметить, что данные МВД о числе только новорожденных, убитых матерями20, показывают цифру, намного большую, чем абсолютное число всех убитых детей до одного года в российской статистике смертности (табл. 1).

Таблица 1. Число убитых матерями новорожденных по данным МВД и всех убитых младенцев первого года жизни по статистке смертности



Источник: Женщины и мужчины России. Статистические сборники, Росстат, 2002, 2004, 2006, 2008, 2010 гг.

Очевидно, по каким-то причинам, убитые матерями новорожденные не попадают в число данных обо всех убитых детях младше одного года. Между тем, если посчитать уровень смертности от убийств, учитывая только убитых матерями новорожденных, то он оказывается выше, чем смертность от убийств среди всех детей первого года жизни, рассчитанная без учета этих погибших новорожденных (рис. 19). Правда, данные, представленные на рис. 19, являются оценочными, так как не известно, от какого именно числа следует считать показатель убийств новорожденных – возможно, что их вообще не учитывают и среди всех детей, родившихся живыми, от которого и вычисляется значение показателя. Если это так, то для пересчета их следовало бы прибавить к общему числу детей до года, что немного понизит уровень смертности от убийств новорожденных матерями, но совсем незначительно.



Рисунок 19. Уровень смертности от убийств с учетом только убитых матерями новорожденных и среди всех детей первого года жизни , Россия, 2009

Как соотносятся между собой уровень убийств в стране с уровнем убийств детей? Можно ли объяснить высокий уровень смертности детей от убийств тем, что в России вообще много убивают? Вероятно, отчасти можно, если сравнивать Россию с более благополучным европейскими странами. Но сопоставление уровня гибели от убийств детей в России, США и странах с крайне высоким уровнем смертности в результате убийств, показывает, что это далеко не всегда так (рис. 20).




Рисунок 20. Уровень всех убийств и убийств детей (число убитых на 100000 населения того же возраста)

Источник: База данных по смертности ВОЗ.

На рис. 20 хорошо видно, что уровень смертности от убийств у детей и особенно младенцев в России, как и в США, непропорционально высок – смертность от убийств в целом в них ниже, чем в других странах, а уровень убийств детей, наоборот, выше.

Наиболее высока вероятность быть убитым у ребенка первого года жизни и подростка (рис. 21). Реже всего убивают детей 1-14 лет.



Рисунок 21. Уровень смертности от убийств среди детей разного возраста, РФ (число убитых на 100000 населения того же возраста), 2009

Начиная с 10 лет вероятность быть убитым ниже, чем вероятность погибнуть от самоубийства (рис. 22).



Рисунок 22. Уровень смертности от самоубийств и убийств, у детей и подростков в России, (число убитых на 100000 населения того же возраста), 2009

В 2009 году в России в группе 10-14 лет смертность от суицидов превышала смертность от убийств в 4 раза, а у подростков 15-19 лет - в три раза. Аналогичным образом соотносятся убийства и самоубийства и в других странах. Это важно отметить, поскольку общество и родители в России бывают очень озабочены тем, чтобы ребенок не пал жертвой преступления, особенно со стороны маньяка-педофила, а проблема детских самоубийств волнует их значительно реже.

Для детей, по сравнению со взрослыми, несколько повышена вероятность стать жертвой нападения в местах прогулок и по месту жительства: в лесном массиве; лифте или подъезде, в квартире, доме и пострадать от преступления, совершенного в отношении члена семьи21.
Tags: Россия, детская смертность, статистика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo amikron ноябрь 12, 2015 10:20 45
Buy for 10 tokens
Уважаемые обитатели Живого Журнала. Все вы знаете печально известное сообщество ru_psiholog, владельцами которого являются Ольга Викторовна Полякова и Евгений Аркадьевич Красноштейн, проживающие в Израиле. Созданная на первый взгляд с благой целью эта группа заслужила репутацию колонии…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments